Милосердие

Как холодно! Я чувствую, как мое дыхание движется между моими потрескавшимися губами. Я хочу пить. Во рту пересохло, бесплодная пустыня.

Все, что я могу сделать… это ждать, чтобы умереть. Я не могу двигаться. Моя хрупкая плоть стала твердой из-за невежества людей, проходящих мимо по улице. Я замерз… я дрожу под единственным, что я называю своим длинным, темным пальто. Пальто рваное и давно забытое миром… Это ткань, которая ни защищает, ни укрывает меня, но каким-то образом этот темный грязный и промокший плащ утешает меня тем, что он есть.

Жало мороза охладит меня, и я стану единым целым со старой кирпичной стеной, к которой я прислоняюсь. Мои пальцы скручиваются от холода, пытаясь сохранить то тепло, которое ещё осталось. Мои грязные волосы слиплись и заледенели. Я смотрю в свой внутренний мир. Мои глаза плохо видят из-за болезни.

Ослепшим взором я смотрю на размытых людей, которые беззаботно проходят мимо. Мой мир — это мир боли, пренебрежения и скорби. Я закрываю глаза. Уличный фонарь освещает моё грязное лицо, когда я плачу. Я все еще человек, чтобы плакать, хотя мои слезы почти мгновенно замерзают на моих губах. Моё сознание наполнено воспоминаниями о тяжёлой жизни и бесцельном существовании…

Когда-то я был нормальным человеком, таким же, как те прохожие, которые проходят мимо меня сейчас…

Я плыву, будто во сне, не в состоянии двигаться самостоятельно, но … вперед. Я чувствую тепло, блаженство и безмятежность … такое заветное и утешительное, как обнимающие меня материнские руки. Я увидел источник света, настолько яркий, что если бы мои глаза были открыты, я бы ослеп. Я вижу этот свет, даже мой нос не скрывает его вибрацию. Я падаю. Я падаю вниз медленно, как лист в мягкий осенний день. Мое тело слегка прикасается к теплому пуховому матрасу вечности.

Боль. Боль! Я чувствую, как пламя лижет меня по щекам и рукам. Я стону, как каждая клетка в моем теле отдаёт болью. Мои легкие задыхаются от воздуха, не получая от него кислорода. Я закричал, когда огонь поглотил меня. Пламя опалило мои ресницы и волосы.

Мои глаза открываются.

Я вижу ангела милосердия, пятно, которое должно быть лицом человека.
— Вот тебе мелочи в твой бумажный стаканчик, и лучше найди работу, бездельник.